Алексей Гравицкий

Я подарю тебе мир!

Юле Н.

 

...Вначале создал Бог небо и землю...

...И сотворил Бог человека по образу своему, по образу Божию...

...и увидел Бог, что все, что Он создал и вот, хорошо весьма...

(Первая книга Моисеева: Бытие (1.1), (1.27), (1.37))

Он творил. А как иначе? У Нее день рождения, а Он... Надо было что-то придумать, а с деньгами напряг, да и вообще дежурные подарки довольно скучны.

И Он творил. Это будет лучшее, созданное Его руками. Это будет Мир. Довольно улыбнулся. Представил, как придет к Ней, швырнет свое творение к Ее ногам и воскликнет:

— Я дарю тебе этот мир!

Да именно так. И надо населить этот шарик созданиями, похожими на Него. Пусть они будут в чем-то наивными, где-то способными на безумство, пусть они швыряют миры к ногам любимых и дарят им звезды. Да будет так! Зарождающееся творение вспыхнуло миллионом красок, и Он удовлетворенно потер руки. Окинув взглядом принимающее определенную форму деяние рук своих, пришел к выводу, что получается довольно неплохо. И не просто не плохо, а даже хорошо.

Прошла неделя, и Он явился к Ней со своим творением. И швырнул его к Ее ногам:

— Милая, я дарю тебе этот мир...

 

...Взял Господь Бог человека и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его...

(Первая книга Моисеева: Бытие (2.15))

Она любовалась подарком, переставляла его со стола на полку, с полки на тумбочку, с тумбочки обратно на стол. Никак не могла подобрать достойное место для этого великолепия. Пожалуй, это лучшее, что Он создал. Нет, Он, конечно же, не гений, но это... Это поистине шедевр. Шедевр, рядом с которым меркнет все изящество Ее комнаты. Да не только комнаты, а и всего со вкусом обставленного дома.

Улыбнувшись своим мыслям, Она положила подарок перед собой на стол, села и принялась любоваться.

 

...Ибо через семь дней я буду изливать дождь на Землю сорок дней и сорок ночей, и истреблю все существующее, что я создал с лица Земли...

(Первая книга Моисеева: Бытие (7.4))

Поссорились из-за пустяка. Он был не прав, хотя теперь уже Она в этом сомневалась. Наверное, не правы были оба, только кому от этого легче? Она сказала что-то едкое. Он вспылил. Она разошлась еще сильнее.

Ну почему, почему Она не сдержалась? А он тоже хорош! Развернулся, хлопнул дверью  и...

И все. Неужели действительно конец? Хотя ссоры в последнее время возникали все чаще и чаще, но представить себе, что все так скоро кончится, Она не могла.

Как все это глупо, нелепо. Почему? И ведь Он не придет, не попросит прощения. И Она не пойдет извиняться. Почему? Ведь глупо же это, ведь хочет, чтобы Он вернулся, но не пойдет.

От этих мыслей стало совсем тошно. Стало безумно жаль ушедшего счастья, стало до жути жаль себя, и Она заплакала.

Сидела за столом, подперев голову рукой, и смотрела на Его подарок, тот самый шедевр, что создал для Нее. Слезы медленно набухли на глазах, тихо покатились по щекам, закапали вниз. Горькие, безмолвные, безысходные...

 

...Приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези ему...

(Евангелие от Марка Святое Благовествование (1.3))

— Послушай...

— Что еще?

— Нет, ничего...

Он вернулся. Но вернулся лишь для того, чтобы собрать вещи. Вернулся для того, чтобы уйти. Уйти навсегда. Что делать?

Он молча ходил по дому и методично, бездумными заученными движениями выхватывал и складывал свои скудные пожитки. Только самое нужное, только то, без чего уже не может.

Она молча смотрела на Него. Хотела что-то сказать, но сдержалась. К чему?

Потом все-таки решилась:

— Подожди.

— Что еще?

Запнулась, а предатель-язык, воспользовавшись секундным замешательством, ляпнул совсем не то, что хотела:

— Погоди, я хочу вернуть тебе то, что ты мне подарил.

Он брел по серой, дождливой улице. Ветер рвал полы расстегнутого плаща, трепал длинные волосы и старый клетчатый шарф. Так больно, так горько, так одиноко теперь...

Кто виноват? Зачем теперь об этом думать. Теперь, когда все осталось в прошлом. Теперь просто паршиво и все тут.

Он остановился на углу какого-то старого кирпичного дома. Прислонился к обшарпанной стене. Через осыпавшуюся местами штукатурку проступала кирпичная кладка. Кое-где развевались на ветру полуободранные объявления: куплю, продам, обменяю, сдам...

Сунул руку в карман в поисках сигарет, но вместо знакомой картонной пачки нащупал что-то круглое. Потянул. В руке оказался маленький шарик. Маленький шедевр. Созданный Им мир. Мир, который Он наполнил наивными безумцами, способными дарить звезды.

А вот интересно, то, что Он создал, меняется вместе с Ним, или остается в том первозданном виде? Что-то больно сжалось внутри. Он оторвался от стены и пошел прочь.

Уже на ходу сжал в руке шарик и, смятый, будто пачку из-под сигарет, не глядя швырнул в стоящую рядом урну.

 

...Ссутулившаяся спина Его растворилась в сером мареве. Он не видел, куда и как летит скомканный шарик. Это Его уже не интересовало...

(Новейший Завет. Книга первая: Начала (1. ...))

2009 © Алексей Гравицкий
top.mail.ruРейтинг@Mail.ru