Алексей Гравицкий

Рома и Токсиналепл. Глава 3. К вопросу о предсказаниях

Жизнь Ромы Лапушкина меняется и довольно круто. Он поступает в университет, у него появляется новый друг Валера и помешанная на эзотерике девушка Леся, от которой он без ума. Кроме всего прочего на плече парня селится странное существо, называющее себя Токсиналеплом...

Казалось бы, от всего этого впору сойти с ума, но Лапушкин не унывает. Ни тогда, когда друг в качестве первоапрельской шутки заваливается к нему домой, размахивая топором, ни тогда, когда из-за девушки туда же вваливается отряд ОМОНа. И даже тогда, когда сидящий на плече Токси предсказывает ему крепкую драку. А чего унывать, если жизнь продолжается?

Хотите знать, какие еще сюрпризы готовит Роме судьба в ближайшее время?

 

Лесе нравилось, как на нее смотрит этот парень. Нет, Ромка и сам ей нравился — спокойный, интересный. Но взгляд! Взгляд у него был особенный — светлый, лучистый. И потом на Лесю никто никогда так не смотрел. Все парни, с которыми она общалась раньше, четко знали, чего им от нее нужно. И смотрели соответственно. С Ромой было не так. Один только раз она видела в его взгляде укор. В тот злополучный день, когда пришла к нему в гости знакомиться, а перед тем залезла в служебное помещение музея востока. Ну откуда ей было знать, что в служебном помещении стоит камера наблюдения? И кто мог подумать, что за ней отрядят целый табун милиционеров? Она же ничего не взяла. Так только походила с проволочной рамочкой вокруг не выставляемых экспонатов. Ну и что теперь с собаками ее ловить за это? А эти мало того, что ее задержали, так еще вместе с ней прихватили всех, кто находился в квартире: Валерку, Рому и Роминого папу...

Да, неудобно получилось. Другой бы на месте Лапушкина больше в ее сторону и не глянул бы, но только не Рома. Леся посмотрела на шагающего рядом Ромку с гордостью, тот продолжал что-то говорить про только что посмотренное кино.

Когда она решила познакомиться с Ромой, ее интересовал вовсе не мальчишка, а тот, кто сидел на его плече. А в том, что там кто-то сидит, Леся была уверена на сто процентов. Как-то раз, уже сильно позже, она сунулась к спящему Роме с рамочкой, так проволочные прутья буквально с ума сошли от попершей активности. Но говорить об этом с Лапушкиным она не рискнула. Тот либо не знал, о том, что на нем живет паразит из иного мира, либо знал и не хотел об этом распространяться. А заставлять Рому делать то, что ему не нравится, Лесе не хотелось. И только тогда она поняла, что ее интересует больше парень, нежели сопутствующая ему аномалия. А поняв это, вдруг заметила, что не только он нравится ей, но и она ему. И не просто нравится. Иначе с чего бы он так на нее смотрел.

 

— По-моему она тебя не слушает, — ехидно заметил Токси.

Рома не ответил, только тряхнул плечом, отметив, что Токс сильнее вцепился острыми когтями, пропоров тонкую ткань рубашки и царапнув по коже. Чем дольше «паразит», как назвала его Леся, жил на плече Лапушкина, тем больше Рома приспосабливался к этому сожительству. И если раньше он огрызался на Токсиналепла на людях, к удивлению окружающих, то теперь стал просто резко дергать плечом. Такая привычка тоже выглядела со стороны довольно странно, но во всяком случае менее пугающе, чем разговаривающий сам с собой парень.

— А тебе как кино, Лесенок? — решил проверить предположение Токси Рома.

Леся вздрогнула, как будто и в самом деле не слушала, а углубилась в собственные мысли. Но ответила довольно бодро:

— Честно говоря я не поняла какой дурак дал такие деньжищи на съемку такой бурды. Хотя триста полуголых атлетически сложенных мужиков смотрятся эффектно.

— Они спартанцы, — проворчал Рома, расправляя плечи. — Им по статусу положено.

 

У Леськиного подъезда они стояли долго. Леся все ждала когда Рома поцелует ее на прощание, а тот все не решался. Не потому не решался, что был робкого десятка, а оттого, что на плече сидел Токс и нашептывал в ухо всяческие скабрезности, доводя Лапушкина до скрежета зубовного. Наконец девушка не выдержала и поцеловала его сама.

— Значит так, — зло зашептал Лапушкин, когда Леся скрылась в чреве подъезда. — Во-первых, засунь свои предсказания и замечания себе под хвост понял? Она меня слушала!

— Но я... — попытался оправдаться Токс, но был грубо перебит.

— Во-вторых, — прорычал Рома. — В другой раз молчи в тряпочку и отворачивайся. Или я тебя ссажу, и будешь на своих двоих ходить. Усек?

— Молодой повелитель, меня нельзя... я не могу сам, вы же знаете, — жалобно пискнул Токси. — Я больше не буду, я просто шутил...

— Шутил? Как тогда? На первое апреля? Только в глаз мне никто не дал, а месяц уже прошел, — злорадно отметил Лапушкин. — Не сбываются твои пророчества.

— Сейчас сбудутся, — обреченно свесил лохматую голову Токси. — Сзади.

Рома и Токсиналепл. Глава 3

Иллюстрация Вячеслава Доронина

Лапушкин резко обернулся. Перед ним стояли двое довольно крепких парней. У одного в руке болталась недопитая бутылка пива, второй свою уже допил и по всей видимости не одну, потому как его слегка покачивало.

— Закурить есть? — спросил тот, что с пивом.

— Не курю, — автоматически ответил Рома.

— Ах ты еще и не куришь...

Тот, что с пивом двинулся на Рому, но был остановлен вторым.

— Погоди, — второй посмотрел на Лапушкина отеческим взглядом. — Это ты за Леськой увиваешься?

— Я не увиваюсь, — рома прикинул свои силы и пришел к выводу, что против двоих, пусть и нетрезвых здоровяков он долго не продержится. — Я ухаживаю.

Взгляд шатающегося перестал быть отечески мягким и налился кровью.

— Ну, ты сам напросился, конь педальный, — хриплым голосом сообщил он.

— Я ж говорил, — упавшим голосом шепнул Токс. — Это судьба. Видно ж было, что тебе морду начистят, как и то, что девушка всю дорогу тебя не слушала.

Для Ромы это оказалось последней каплей, на какое-то мгновение он даже забыл про двух нетрезвых парней, что стояли перед ним и собирались устроить разборки.

— Сказал же, заткнись! — взревел Рома. — Надоели уже твои комментарии, тамагочи недоделанный!

— Это ты мне? — не понял шатающийся и двинулся на Рому.

— Нет, — гаркнул Рома. — Ему!

И сделал самый естественный жест, какой только мог — кивнул в сторону левого плеча. Шатающийся замер и часто заморгал:

— Не понял.

— Чего тут непонятного? — продолжал злиться Рома. — С лохматым разговариваю, а не с тобой!

Шатающийся повернулся к приятелю, словно пытаясь удостовериться в чем-то. Тот с прической, как у Гоши Куценко, ответил таким же безмолвным ошалелым взглядом. Рома все еще злой как черт сделал шаг вперед.

— Пошли, Колян, — потянул шатающегося за рукав тот, что с бутылкой. — Извини, чувак, обознались.

 

— Не понимаю, как такое может быть, — бормотал Токси. — Ведь я же явно видел твое будущее. Видел драку и твой подбитый глаз.

— Я ж говорил, что предсказатель из тебя фиговый, — отозвался Рома. — Ты и настоящее то видишь кое-как, чего там о будущем говорить.

Ответить Токс не успел, потому что Рома вошел в здание университета, но все равно порадовался. Еще бы, хозяин с ним, наконец, заговорил. После вчерашнего вечера, не смотря на то, что предсказание не сбылось, Токсиналепл был отправлен в жесткий игнор и уже начинал переживать по этому поводу.

Кинув взгляд на расписание, Рома поднялся на второй этаж и остановился возле аудитории. Экзамен уже начался, и народу в коридоре было немного. На полу у стены на корточках сидел Валерка и стеклянным взглядом гипнотизировал конспект. Рядом стоял Бугай.

— Ничего не помню, — пожаловался Кривошеев. — Вот вчера в телевизоре видел мужика, он на страницу смотрит, а потом воспроизводит. Фотографическая память. Главное, говорит, не думать о смысле текста, а просто как картинку его запоминать. Может и у меня получится?

— Помечтай, — хохотнул Бугай. — Учить надо было.

— Ты что ли учил много, — огрызнулся Валерка.

— А мне Лапух подскажет. Он у нас умный, — Бугай хлопнул Лапушкина по плечу. — Правда, Лапух?

 

Однако подсказать Бугаю не получилось. Он слал смски и строил страшные рожи, но все без толку. Препод сидел через два стола от Лапушкина и периодически косился на Рому, так что тому оставалось только тихо мирно готовить свой ответ.

Готовить особенно было нечего, билет он знал, потому получил заслуженные пять баллов. Валерка со своим хитрым методом, подсмотренным накануне в телевизоре, схлопотал трояк и был вполне доволен. А вот Кирилла попросили прийти в другой раз. От этого Бугай осатанел окончательно.

Рому он встретил в коридоре. Вид Бугай имел разъяренный.

— Лапух, ты че?

— Чего? — рома сделал непонимающий вид, хотя о причинах злости Бугая догадывался.

— Тебе помочь ближнему западло да? — подтвердил Бугай его догадки.

— Ну, если тебе учить западло, то я-то причем? — пожал плечами Лапушкин.

Лицо Бугая перекосилось, словно от пощечины. Кирилл покраснел, казалось, внутри него что-то кипит и рвется наружу.

— Ну и гад же ты, Лапух, — прошипел Бугай сквозь зубы. — Ты же знаешь мою ситуацию. Не мог я учить.

— А ты на мою ситуацию посмотри. Я подсказать не мог.

— Отмазки это все.

— Знаешь что, — рассердился Рома. — Тогда и твоя ситуация — отмазка.

Этого говорить не стоило. Лапушкин сообразить ничего не успел, как могучая бугаевая ручища хватанула его за грудки, оторвала от пола и прижала к стенке.

Рома попытался вывернуться, но не вышло. Он только отметил, как затрещала рвущаяся рубашка. Сбоку мелькнуло что-то большое. Рома успел подумать, что это наверное...

Впрочем додумать он не успел. Кулачище бугая соприкоснулся с его физиономией, выбив из головы все мысли. Кулак оказался твердым, так же как и пол на который Бугай уронил свою жертву.

Рома поднялся. Правую часть лица саднило от скулы до надбровной дуги.

Йес!

Иллюстрация Вячеслава Доронина

— Йес!!! — завизжал в левое ухо до омерзения радостный голос Токса. — Я же говорил, что вижу! Вот оно твое будущее! И экзамены, и глаз. С первым апреля.

— Заглохни, — простонал Рома, ощущая что в голове что-то до сих пор не встало на место. — Пятое мая на дворе. Какой апрель?

— Ура! Ура! — продолжал надрываться Токсиналепл. — Я же говорил! А молодой повелитель мне не верил. А я вижу будущее... и настоящее.

Рома кое-как доковылял до туалета и заглянул в зеркало. Прикладывать что-то холодное было поздно, если вообще имело смысл. От переносицы на пол лица расплывался свинцовым огроменный синяк.

— Ну, гад мохнатый, — скрежетнул зубами Рома. — Я тебе еще вспомню твои предсказания. Сколько мне теперь с этой красотой ходить, а?

Лапушкин скосил взгляд на Токса. Тот только вспискнул, на плече сидел на удивление притихший. Морда его выглядела ошарашенной. Рома заволновался.

— Что еще?

Токс молча ткнул лапой в сторону зеркала. Рома повернул голову на собственное отражение и только теперь понял в чем дело. Увиденное и впрямь поражало хлеще отпечатка бугаевого кулака. На плече у отраженного Лапушкина сидел отраженный Токсиналепл. За все время их знакомства Токси в зеркале не отразился ни разу. Теперь же отражение было вполне отчетливым. Имело оно правда некоторую мутноватость, но ее можно было отнести на счет уборщицы, что зеркало мыла с хлоркой, причем по всей вероятности той же тряпкой, что и пол.

— Что это значит?

Токси жалко передернул плечами.

— Пока не знаю, молодой повелитель. Но в любом случае у нас неприятности.

______________________________

Проект «соавтор». Вопрос к читателям:

Случается странное, Того, Кто Сидит На Левом Плече отражается в зеркале. Теперь Роме лучше избегать всех мест, где может появиться его отражение. Ко всему прочему Токси начинает видеть:

  • Папа Ромы, который с перепугу обращается к психотерапевту (кроме того, он и Рому пытается «отвести к доктору»)
  • Девушка Леся, которая на радостях, решает его исследовать (к полному неудовольствию самого Токса)
  • Преподаватель Ромы, с которым от подобного потрясения случается сердечный приступ (и это на последнем то экзамене! А казалось, что каникулы — вот они)
2009 © Алексей Гравицкий
top.mail.ruРейтинг@Mail.ru