Алексей Гравицкий

Рома и Токсиналепл. Глава 1. Тот, Кто Сидит На Левом Плече

Цикл рассказов Рома и Токсиналепл писался для журнала «Василий» в соавторстве с читателями. Каждый рассказ заканчивался небольшим голосованием, приняв участие в котором, читатели сами давали направление развитию сюжета истории. В этой версии сохранены не только оригинальные иллюстрации Вячеслава Доронина, но и опросники для читателей журнала.

Первый месяц весны Рома Лапушкин не любил. Слякотному, простудному потеплению предпочитал морозные дни, когда можно с головой отдаться любимым горным лыжам. А после, вечером, когда снаружи стужа, зато тепло в доме, любоваться огнем в камине и слушать как трещат дрова и воет в бессильной злобе метель в печной трубе. Красота! Но в этом году, словно в насмешку, зима преподнесла сюрприз и замаскировавшись под ненавистную слякотную пору хлюпала практически без остановки.

Но не только погода выматала Лапушкина. Отучившись семестр в техническом ВУЗе, Рома понял что высшую математику он не осилит никогда и спешно начал переводиться из технарей в гуманитарии. Процесс этот дался не проще, чем само поступление в институт, и выматал Лапушкина окончательно. И конечно, эта история не могла начаться ни в какой другой момент его жизни, кроме как теперь...

Рома и Токсиналепл

Иллюстрация Вячеслава Доронина

Рома как раз и стоял с блокнотом и ручкой у стенда со своим новым «гуманитарным» расписанием, когда что-то с силой вмазало по плечу. Лапушкин повернул голову и увидел улыбающуюся морду с неокрепшей растительностью под носом. Уж лучше б совсем не растил, чем такое, зло подумал Лапушкин, продолжая молча изучать парня. Тот улыбнулся шире:

— Что?

Это он меня спрашивает, пронеслось в голове. Но в слух ничего не сказал, лишь головой покачал. И снова уткнулся в расписание. Плечо тянуло. Внутри крепло желание повернуться и ответить на хлопок по плечу хорошим ударом по морде. Мешало то, что по морде он в жизни никого не бил. Получал только пару раз. К тому же этот, который стоял за спиной был на пол головы выше.

— Рад приветствовать, молодой повелитель, — защекотало шепотом левое ухо.

Это было уже чересчур. Рома резко обернулся. Тот, что стоял за спиной снова улыбнулся ему, но теперь как-то растерянно.

— Че надо? — грубо рыкнул Лапушкин.

— Ничего, — парень перестал улыбаться. — Расписание смотрю.

— Вот и смотри расписание, — посоветовал Рома, поворачиваясь спиной к парню.

В левое ухо противно хихикнуло. Лапушкин решил больше не поворачиваться. Быстро перекатал расписание, начал убирать блокнот в сумку и тут услышал новый смешок:

— Быть может, молодой повелитель уделит мне каплю внимания?

— Слушай, — разозлился Рома, снова поворачиваясь. — Ты кто такой?

— Я Токсиналепл, — щекотнуло ухо.

Рома замер ошарашено глядя на парня с жиденькими усишками, тот не хихикал и больше не улыбался.

— Валера Кривошеев, — пробормотал он другим голосом.

— Сумасшедший, — рыкнул Лапушкин и быстро пошел к выходу.

Сзади хихикало в голос с покатами и переливами, но Рома решил ни за что не оборачиваться.

 

А Валера Кривошеев долго смотрел в удаляющуюся спину совершенно растерянно. Потом, наконец, взял себя в руки и пожал плечами:

— Интересно, здесь все такие?

Валера огляделся, но во всем коридоре не нашлось никого, кто мог бы вступить в дискуссию по этому поводу. Только уборщица, волохающая неподалеку грязную тряпку, энергично переставляла ведро с водой.

Лапушкин перестал понимать что-либо, выйдя из института. Услышав за левым плечом знакомый смешок, он уже готов был и впрямь залепить полоумному в челюсть, но сзади никого не было. Хихиканье между тем продолжалось. Первая мысль, возникшая в голове, была о сумасшествии, вторая в голову так и не пришла.

— Молодой повели... — зашептали в ухо.

Рома слушать голос не стал, только закрыл уши руками и побежал. Метров через триста отпустил руки и прислушался. Голоса не было.

Снова он появился уже дома, когда слегка успокоившийся Лапушкин закрылся в своей комнате.

— Молодой повелитель, вы меня пугаете.

Рома панически метнулся на диван, прижался спиной к стене и подобрал под себя ноги. Теперь комната была как на ладони, но в ней никого не было.

— Кто здесь? — тихо позвал Рома.

— Я здесь, — забормотало уже недовольно в левое ухо. — Я, Тот, Кто Сидит На Левом Плече. Короче — Токсиналепл.

Я Тот, Кто Сидит На Левом Плече

Иллюстрация Вячеслава Доронина

Лапушкин дернул головой, но вместо того, кто сидит на плече, очень близко увидел обои, ощутимо шкрябнувшись ухом о стену. Слева вновь хихикнуло.

— Покажись, — сам того не ожидая, приказал Рома.

Воздух перед ним словно закипел и из ничего возник лохматый клубок грязно-коричневой шерсти. Лапушкин шарахнулся в сторону, сидящий на плече лохматый комок опасно покачнулся, но удержался.

— Не тряси, уронишь.

— Ты кто? — в который раз повторил Рома.

— Токсиналепл. В детстве вы называли меня Токсом, молодой повелитель. Меня прислал ваш отец.

Услышанного знакомого слова Роме оказалось достаточно. Он подскочил и помчался на кухню.

Отец Ромы возлежал на угловом диване в позе древнего грека и созерцал кино про ментов. На отпрыска он поглядел лениво. В отпуске отец всегда становился ленив и невозмутим.

— Па! — Рома ткнул в лохматый комок на плече. — Это твоя работа?

— Ты о чем? — не понял родитель.

— Ты его видишь?

— Чего вижу? — старший Лапушкин поворотил взор от телевизора и озадаченно уставился на сына. — Ты не перезанимался?

Рома хотел ответить что-то, но передумал и только рукой махнул. Кухню он покинул под дикое поросячье повизгивание Токсиналепла. Шерстяной клубок хохотал до слез. Во всяком случае, что-то от него побрызгивало время от времени и Рома очень надеялся, что это только слезы.

— Что ты ржешь, — не выдержал Лапушкин, поплотнее прикрыв дверь.

— Это не твой отец, — пропищал сквозь смех Токсиналепл.

— До сегодняшнего дня он им был.

— Он родитель твоего тела, — наставительно произнес все еще похихикивающий Тяпа. — Тело — темница духа. Твой отец другой...

— Другой человек? — Рома не определился верить лохматому или нет, но в любом случае ему было интересно, что тот расскажет дальше.

— Не человек. Другой, — благоговейно сообщил Тяпа. — Тот, о котором не говорят вслух.

Рома прошел по комнате, ему очень хотелось посмотреть в глаза собеседнику, но выворачивать голову было неудобно.

— Слезь, — попросил он.

— Не могу, — отозвался Тяпа.

— Почему?

— Я не могу слезть. Я Тот, Кто Сидит На Левом Плече.

— Кажется, я начинаю понимать, отчего всякий норовит чуть что через левое плечо плюнуть, — пробормотал Лапушкин. — Рассказывай, кто я и зачем ты пришел?

— Я пришел за вами, — снова зашептал Токс. — Большего я сказать не могу. Вы вернетесь со мной тогда, когда вернете воспоминания своей сущности, подсказывать я не имею права.

Рома все же вывернул голову:

— Ты издеваешься?

— Нет, я жду, — миролюбиво сообщил комок. — Жду, когда вы соблаговолите вспомнить. А до тех пор я останусь с вами.

Токси переступил с лапы на лапу и уселся удобнее.

— Таскать такую тяжесть на плече? — возмутился Рома. — Только этого мне не хватало. Изыди.

— С вашего позволения я останусь, — как ни в чем не бывало сообщил Токсиналепл.

И остался.

______________________________

Проект «соавтор». Вопрос к читателям:

У Ромы Лапушкина возникли новые неприятности. Их причиной становится:

  • Отец, озаботившийся психическим состоянием сына (извечные проблемы отцов и детей)
  • Девушка Леся. Она помешана на эзотерике и уже слышала о Роме кучу небылиц (а Рому еще угораздило в нее влюбиться)
  • Неизвестный, желающий Роме зла (кто он, откуда и почему хочет сделать гадость остается только догадываться, но крайне гнусный субъект)
2009 © Алексей Гравицкий
top.mail.ruРейтинг@Mail.ru