Алексей Гравицкий

Отдать душу

Надежде Агеевой

 

— Вы Дьявол? — поинтересовался я у вошедшего, солидно одетого мужчины с лицом пропойцы.

— Нет, — ответил тот, противно улыбаясь. — Но я от имени и по поручению. Имею все полномочия. В чем состоит ваше дело? Хотите продать, обменять, получить что-либо?

— Отдаю душу, — пожал я плечами, мне казалось, что это само собой разумеется.

— Дайте взглянуть... Кхм, что ж вполне приемлемая штука, ваша душа. Чистая, почти детская. И что хотите? Денег? Власти? Славы?

Я не хотел ни денег, ни славы, ни тем более власти. Перед глазами встало милое, словно бы светящееся изнутри лицо. Глаза ее смеялись, и я в который раз почувствовал, как тону в этом омуте, захлебываюсь, иду на дно, чтобы остаться там навсегда. Ради нее я готов отдать все, но что у меня есть? Ничего, только душа.

— Вы это серьезно? — вылупился на меня полномочный представитель Лукавого. — С ума сошел, мальчишка! На хрена оно тебе?!

Я пожал плечами, сказал просто:

— Люблю ее.

— Так взял бы и...

— Нет, — оборвал  я. — Мне не нужно брать, вообще ничего не нужно. Просто хочу, чтобы она была счастлива.

— И поэтому продаешь душу? За исполнение ее желаний? — гость явно пребывал в недоумении. — Ты ненормальный? Зачем это?

— А как иначе? — в свою очередь удивился  я.

— Романтик, — произнес мужчина с таким брезгливым презрением, будто обозвал дураком.

— Ну ладно, мое дело маленькое. Вот договор, подпиши кровью, как только подпишешь, вступит в силу. Все, привет.

Оставив меня наедине с листом пергамента, гость повернулся спиной, и растворился в воздухе.

— Сам дурак, — обиженно пробормотал я и пошел на кухню.

Отдать душу

Иллюстрация Н. Колесниченко

Нож легко вспорол ладонь. Накапав в блюдце крови, я макнул туда перьевую ручку, и начертал на пергаменте свой корявый автограф. Договор с шипением впитал кровь, вспыхнул и исчез. А на следующий день я увидел результаты.

 

Мысли ползли липко и неторопливо, будто слизняк по травинке на берегу пруда. Странно. Вот она почти и кончилась эта странная сказка с нелепым концом, под названием жизнь. Все так быстро, что даже немного обидно. Хотя, с другой стороны, я старый больной маразматик, лежу на больничной койке и жду не дождусь, когда все это закончится. Кому я нужен? Ей?

Я открываю глаза. Она смотрит на меня. Такая же молодая, как пятьдесят три года назад. Это было первым желанием, чтобы она всегда оставалась молодой. В ее глазах пляшет огонь молодости, задор. А я привязанный к постели старик, я ей в тягость. Она молча смотрит на меня, проводит рукой по моей некогда густой и темной, а теперь безобразно седой и подвыщипанной шевелюре. Я смотрю ей в глаза, я тону. Я люблю ее, и я счастлив. Я закрываю глаза и умираю счастливым.

 

Странное дело, я снова ощущаю себя молодым. Оглядываюсь по сторонам. Черные стены огромной пещеры освещают многочисленные костры. Давно забытый образ хорошо одетого алкоголика встает перед глазами.

— Давненько не виделись, — приветствую  я. — Опять от имени и по поручению?

— Служба такая, — кивает он. — Идем.

— Куда? — не понимаю я.

— К хозяйке. Велела тебя доставить. Поговорить с тобой хочет.

— К какой хозяйке? — я удивлен. — Разве хозяин преисподней не мужчина?

— Никогда им не был, — бесстрастно отвечает проводник. — Пошли.

Я иду за ним по подземным лабиринтам. Пещеры и переходы сливаются в бесконечную, черную кишку. Наконец мой проводник останавливается около массивной двери, стучит.

— Я привел его, хозяйка. Можно?

— Да.

Я не верю своим ушам. Вхожу и замираю. Она поднимается мне навстречу. Такая же молодая, такая же желанная. Ее глаза смеются, я тону в них, как тонул всю жизнь. Она встает, она подходит ко мне и обвивает руками мою шею. Я чувствую, как поцелуй обжигает мне губы. Долгое мгновение счастья.

— Ну и что мне с тобой делать, дорогой? — слышу я до боли родной, бесконечно дорогой голос.

— Не знаю, — я целую ей руки. — Мне больше нечего тебе отдать...

2009 © Алексей Гравицкий
top.mail.ruРейтинг@Mail.ru