Алексей Гравицкий

Генные инженеры человеческих душ

Мне кажется, что кто-то там,
наверху, хорошо ко мне относится.

К. Воннегут

 

1

Корабль носился по орбите, как угорелый. Как они здесь живут, мрачно думал Кырылытыфыр, 1-ый первый пилот патрульного космического катера № 131313. Нет, в самом деле. При обороте в двадцать четыре часа жить ведь невозможно. Только уснул, проводив светило на западе, а оно уже с востока всплывает тебя будить. И день короткий, ничего не успеешь за такой день. Толи дело на родном Шуцазаре — в сутках девятьсот шестьдесят четыре часа — красота. А эти здесь... Несчастные, они же и жить то не успевают.

— О чем задумался? — весело гаркнуло в самое ухо.

Кырылытыфыр вздрогнул:

— Ах, ты ж гад вселенский, — осерчал 1-ый первый пилот. — Разве ж можно так разумные существа пугать?

— А ты не зависай, как в безвоздушном пространстве, — парировал Галан.

В отличие от всегда задумчивого и рассудительного 1-ого первого пилота, 2-ой первый пилот был весел, задорен, нагл и необуздан. И если 1-ый первый всегда все долго и нудно рассчитывал, выверял и перепроверял, то 2-ой первый сперва делал, а потом все равно не думал о содеянном. А зачем думать о том, чего все равно уже не изменишь? Искра вселенской бесшабашности жила в Галане. Кто ее в нем поселил неведомо, а только корни она пустила — дай боже. Из искры, так сказать, разгорелось пламя.

— Напрасно смеешься, — сердито пробурчал Кырылытыфыр. — И скажи, чего мы тут торчим уже черная дыра знает сколько времени? Мы патруль, или мы не патруль?

— Патруль-патруль, — весело согласился Галан. — Именно потому, что мы патруль, нас и заслали патрулировать скучную дыру на задворках вселенной, где и произойти то ничего не может. Единственная отрада, что я себе нашел — эта планетка. И то, — он сердито посмотрел на 1-ого первого. — Находятся зануды, которые хотят лишить меня последней радости.

— А чего хорошего в этой планетке? — не понял Кырылытыфыр.

— Забавная она, — с любовью в голосе произнес Галан. — Здесь все так быстро, как в детской игре. Поколение за поколением сменяется, а ты сидишь, как Бог и смотришь на все это. Кстати можно вмешаться.

— Во что тут вмешиваться? — все еще сердито пробормотал Кырылытыфыр. Он глянул в иллюминатор и замер.

На просторах раскоряченного, как раздавленное насекомое, континента, ближе к центральной его части творилось какое-то оживление. 1-ый первый пилот врубил приближение и стал с удивлением наблюдать за объединением диких племен.

— Смотри-ка, — впервые за время полета улыбнулся он. — Забавные какие. Это кто? Как обзываются?

Галан бросил взгляд на увеличенное изображение в иллюминаторе, сощурился, пытаясь читать по губам:

— Фу-ты! Черная дыра! Звук включать не пробовал? С этого дня эти забавные называются «русскими».

— Что значит эти? Что и другие есть?

— Нет, других нет, в твоем понимании. Они все принадлежат к одному виду, только у них жесткая градация по территориальному признаку. Эти русские, те французы, другие англичане. Китайцы, японцы, малайцы, индусы, немцы, поляки, венгры, болгары, испанцы...

— Хорош названиями сыпать, полиглот доморощенный, — оборвал его 1-ый первый и, с нежностью посмотрев на изображение, добавил. — Русские.

 

2

— Кхе-кхе, — вежливо предупредил о своем появлении Кырылытыфыр.

2-ой первый пилот оторвался от иллюминатора и нетерпеливо повернулся, воззрился на вошедшего коллегу.

— Ну, чего еще? — спросил Галан, разрываясь между страстями, что кипели на голубой планете и 1-ым первым пилотом.

— Ты на счет изменить что-то серьезно говорил? — застенчиво поинтересовался Кырылытыфыр.

— А ты что, решил в Бога поиграть? — в глазах Галана вспыхнула пара сверхновых.

— Не то что бы... А просто... Ну, я подумал, можно же поработать над генами и закинуть им туда пару гениев. Что бы, ну... развивались поинтенсивнее...

Кырылытыфыр совсем замялся. Зато Галан обрадовался несказанно. Дело пахло разудалой забавой, тем паче, что с генным излучателем обращаться умел только он. 1-ый первый пилот умен, но с какого бока подойти к излучателю для него самая страшная тайна вселенной.

— Идем, — легко согласился Галан. — Только почему пару? Мы им такой фонтан гениальности устроим.

 

3

Сказано — сделано. Подготовили генный излучатель, Галан сел за пульт, Кырылытыфыр устроился у него за плечом и понеслась.

— Только ты русским пожалуйста самое лучшее придумай, — попросил 1-ый первый пилот.

— Хорошо-хорошо, только ты мне теперь не мешай.

Жуткая конструкция именуемая генным излучателем заработала. Генный излучатель это в просторечии, на самом-то деле конструкция называлась ИТРНИИГиАКХЗИТД-967315 (пбоюл-зарпл-не-пл-ну-и-х-с-ним-181). Перевести эту аббревиатуру не смогли бы, пожалуй, даже создатели излучателя.

— Ох ты, — поразился Кырылытыфыр. — Александр Невский. Это ты русским удружил?

— Нет, — отмахнулся Галан. — само народилось. Я сейчас другим занят. Не мешай.

Кырылытыфыр долгое время стоял молча, любуясь на работающего Галана и на живущих своей жизнью человечков. Наконец не выдержал:

— А вот Иван Грозный был. Это твоя работа?

— Нет.

— А Кирилл с Мефодием?

— Нет.

— Иван Федоров?

— Нет.

— Петр Первый?

— Нет.

— Пушкин?

— Нет. Слушай, отвали, я французской живописью занят.

 

4

— Гала-а-а-ан, — жалобно скулил 1-ый первый пилот. — На русских Наполеон прет. Это ты французам Наполеона сделал?

— Я, — небрежно отмахнулся Галан.

— Когда успел?

— Давно. Я его ген французам подкинул еще в тринадцатом веке. Теперь проросло.

— А русским?

— А что русским? У русских на него свой Кутузов есть, правда плохонький, но зато свой. Не нервничай. Все в порядке.

— Н-да, действительно, — обрадовался Кырылытыфыр, глядя на то, как промерзшие французы драпают по русской зиме восвояси, и как их гениальный Наполеон кончается сосланным на один гнилой островок. — Ой, Ленин! Вот это лоб. Сразу видно — гений. Это ты русским подсобил?

— Нет, это все само, — нервно отмахнулся Галан. — Погоди, не мешай. Я только что с Гитлером для немцев закончил, а тут еще американцы неохваченные. Я их обделил. Я им кроме Колумба не дал никого.

— Ну да, — не согласился 1-ый первый пилот. — А писатели, художники. Гении!

— Это я не им давал, а немцам, французам, англичанам. Кто виноват, что они на месте не сидят. Эмигрировали гады! А американцы они обделенные, надо им тоже чего-нибудь состряпать.

— А русским?

— Все будет.

Кырылытыфыр успокоился было, но глянул на изображение иллюминатора.

— Ой, мамочки! — возопил 1-ый первый с неподдельным ужасом. Галан, скорее сюда! На русских Гитлер пошел.

— Ну и что? У русских на него Сталин есть и Жуков и свой потенциал неистребимый.

— Какой потенциал? — не понял тот.

— Вера, надежда, любовь и отец их авось, — отозвался Галан.

— А-а-а, — протянул Кырылытыфыр. — А Сталина и Жукова ты им сделал?

— Нет, — оторвался от пульта вконец измученный дурацкими вопросами Галан. — Говорят же тебе, само народилось.

— А что же ты сделал русским? — растерялся Кырылытыфыр.

— Ничего, — честно ответил Галан.

Такого издевательства над полюбившимися ему человечками 1-ый первый пилот снести не смог. Он подскочил с криком «ах ты ж курва галактическая!» и со всей дури засветил 2-ому первому пилоту в ухо.

— Дурак, — обиделся Галан, потирая ушибленное ухо. — Я ж для них и старался. Это другим помогать надо. У этих же все само. Откуда только чего берется. У них же поэты не только серебряного, но и золотого века. У них же Гоголь с Толстым, Достоевский с Булгаковым, Эйзенштейн с Тарковским. Мало? А Чайковский? А Шаляпин? А Кулибин? Радио Попова, полет Гагарина, коллекция Третьяковых... А ты драться. Вот погоди, я им сейчас за это Филиппа Киркорова с Анжеликой Варум сделаю!

 

5

— Патрульный катер № 131313, — ожил вдруг динамик внутренней связи патрульной службы. — Патрульный катер № 131313. Я — Центр. Ответьте Центру. Патрульный катер № 131313. Ответьте Центру. Как слышно? Прием.

— Центр, — откликнулся Галан, включая селектор. — Слышу хорошо. Что там у вас?

— Оболтусы! — заорал динамик уже не милым голосом диспетчера, а резким басовитым вечно недовольным гласом майора патрульной службы. — Сволочи! Уволю за несоответствие занимаемым должностям! Говнюки! Бездари! Собаки! Мокрицы! Свиньи!

2-ой первый пилот поморщился. Судя по выражениям, майор только что закончил знакомство с флорой-фауной одного из неизвестных ему ранее типов планет.

— Что случилось? — невинно поинтересовался Галан.

— Что случилось? В квадрате, который вы патрулируете, назревает межпланетный конфликт. Одна система на другую прет, плазменным вооружением помахивает, а вы болтаетесь неизвестно где. Козлы вонючие! Пишите координаты и живо на вылет, не то я за себя не ручаюсь.

— Доигрались, — задорно подмигнул затосковавшему 1-ому первому пилоту Галан, когда грозное начальство, продиктовав координаты конфликтников и наругавшись вдоволь, отключилось. — Ладно, всем по местам, ключ на старт и полетели, а то и правда как бы чего не вышло.

 

6

В этот день на планете по данным социологов был отмечен «религиозный бум». Люди разных стран и вероисповеданий задирали головы к небу, с тоской смотрели на ледяные синие просторы с рваными клочьями облаков, ставшие вдруг какими-то пустыми. Не осознавая до конца, что делают, бежали в храмы, синагоги, церкви, мечети. Возносили молитвы, ставили свечки, завывали на все лады: «безвременно, безвременно, на кого ж ты нас покинул».

Хотя все оставалось по-прежнему, люди интуитивно чувствовали, что лишились чего-то такого, без чего теперь дальше никак. А если и жить как-то, то совсем серо и тоскливо.

Только русские не бежали в церкви, не молились и не сходили с ума. У них все было, как обычно. Они продолжали жить. Жить с надеждой на авось и верой в неминуемое светлое будущее.

Вот только б любви им чуть побольше...

20 февраля 2003 г.

2009 © Алексей Гравицкий
top.mail.ruРейтинг@Mail.ru