Алексей Гравицкий

О серии «Княжеский пир»

Предупреждение!!! Автор этого опуса высказывает лишь свое субъективное мнение, которое запросто может быть оспорено любым. При условии, что этот любой сам читал книги серии и так же, как и автор опуса не претендует на объективность.

 

Часть первая

(для тех, кто все это читает)

Итак, с чего же начать? Без претензий на особую оригинальность начну, как водится, сначала. А началось все тогда, когда голову небезизвестного писателя-фантаста Юрия Никитина посетила идея. Как эта идея посетила эту голову не известно, ровно как и не известно сколько она вынашивалась, легко ли ложилась на бумагу (пардон, на экран монитора) или же рождалась в муках. Об этом знает лишь автор, да боги с зелеными человечками, что наблюдают за нами сверху. Но все эти субъекты хронят молчание. Пока во всяком случае.

Однако в результате появился роман под названием «Княжеский пир», что и положил начало одноименной серии. Роман замышлялся, как «наш ответ Чемберлену». Дескать, в мире три центра легендаристики: двор короля Артура, монастырь Шао-Линь и двор князя Владимира. О первых двух пишут книги, выпускают киношки, их знают по всему миру. А мы чем хуже? А вот и фигушки, мы не хуже, мы — лучше! Именно под таким девизом Юрий Никитин выпустил первую книгу в эту серию.

Книга вышла в 1996 году (если меня память не подводит) в издательстве «Равлик» (он же «Кузнечик», он же «Змей Горыныч»). Главным героем романа стал не былинный богатырь, а разбойник Залешанин. Пойманный, но не покоренный разбойник отправляется в Царьград за щитом Олега Вещего, проявляя не только хитрость и смекалку, но и доблесть, отвагу, верность слову и еще кучу всяческих качеств, что присущим скорее богатырям, нежели разбойникам.

Подробностей расписывать не стану, скажу только, что книга удалась на славу (не даром она переиздавалась уже не один раз). И, несомненно, на сегодняшний день это лучший роман серии. Хотя возможно со временем он уступит место одному из своих последователей.

Помимо красочного романа и бойкого авторского предисловия, книга содержала призыв. Призыв всем пишущим поддержать серию. Слово не воробей, вылетит... сами знаете что. Проще говоря, призыв был принят молодыми, талантливыми и пошло-поехало.

Следующим романом, который вышел уже в «Центрполиграфе» стал «Голос булата» Дмитрия Янковского. Роман появился на прилавках в 1999 году, то есть спустя три года после появления «Княжеского пира».

Маленький мальчик Микула, селянин из-под Киева, обзавелся говорящим мечом, стал крутейшим богатырем и пошел крушить Великое Зло. Кто-то скажет: «бред», — но я бы поспорил. Книжка вполне приемлема. И потом, не стоит забывать, что это лишь первая ласточка.

У Янковского был однако крепкий промах: он писал Микулу Селяниновича, забыв о том, что в пору Владимира, Муромца, Поповича, Никитича (всмысле Добрыни) этот самый «маленький мальчик» был уже маститым, матерым и популярным в определенных кругах. Впрочем, Янковский вовремя поправился и сообщил, что его Микула-селянин из-под Киева только лишь однофамилец.

Следом за «Голосом» появился роман Евгения Адеева «Цена чести». Здесь впервые герой отправляется на подвиги ни по повелению князя, ни по зову сердца, а потому, что с перепою много трепал языком. Князь осерчал, ну не любит он тех, кто просто так рот открывает, и поймал богатыря на слабо. Пришлось отправляться за головой другого богатыря. Вот только беда в том, что тот, чью голову он обещал принести бессмертен. Прошу не путать с горцем-Маклаудом. Ну, ничего общего.

Адеев очень неплохо использует в своем повествовании героя Янковского, как временного спутника и соратника собственного героя. Кроме того, он очень неплохо оперирует героями второго плана серии, что несомненно сближает его роман с другими. Хотя и ляпов хватает. Например, тридцать три богатыря у Адеева имеют другую природу, нежели у Никитина. Конечно, это мелочь, но такие мелочи имеют тенденцию бросаться в глаза, как черная точка на белом листе.

Что-то я много придираюсь. Вобщем книга Адеева мне понравилась, понравилась больше чем многие другие. Кроме того, она подкупила еще и отсутствием хеппи энда, которые я на дух не переношу. Хотя кому-то такой довод может показаться скорее недостатком, чем достоинством, но тут каждому свое.

Кроме того, стоит заметить, что «Цена чести» первая часть какого-то цикла, который так и не дошел пока до прилавков целиком. А жаль, с удовольствием почитал бы продолжение Адеевской книги.

Четвертой книгой серии стал «Главный бой». Никитин, увидев, что его призыв подхвачен, решил поддержать свое детище. Книга вышла в свет следом за «Ценой чести» и...

Честно говоря, она меня несколько расстроила. После «Княжеского пира» я ждал от Никитина чего-то большего, лутшего, необыкновенного, как всегда ждешь от следующей книги, а получилось в лутшем случае не хуже. Книга хороша, книга читается уже потому, что это Никитин, но каждая страница орет о том, что книга написана в серию. И не так, как в «Троих из леса», где каждая книга не продолжение, а кирпичик Великой Китайской Стены, не так. Это огорчает и вводит в состояние уныния.

Однако, еще раз замечу, что книга на самом высоком уровне, что это Никитин, что это хорошая книга. Только вот читать я бы посоветовал сначала «Главный бой», а потом уже «Княжеский пир». Чтоб не расстраиваться.

«Главный бой» повествует о похождениях Добрыни, которому рассказали, что в ближайшее время он умрет. А так как умирать в постели богатыри не могут, Добрыня отправился смерти в бою искать. Нашел или нет? Прочитайте, узнаете.

Спустя месяц (надо сказать, что книги в этот период пошли с неимоверной частотой. «Голос булата» подписан в печать в феврале, «Цена чести» в марте, «Главный бой» опять же в марте) появляется пятая книга серии. На этот раз автором стал Александр Нуждаев, а книга называлась «Ратибор Новгородец».

Этот Ратибор стал вершить подвиги на славу Отечества, еще не успев добраться до двора Киевского князя. А уж как дошел до золотой палаты, так и вовсе в гору пошел. Окончил «школу юных богатырей», послужил на заставе и вообще показал себя со всех сторон в лутшем свете.

Книга Нуждаева не дурна, но мне лично показалась слабее, нежели предидущие книги. Хотя я знаю людей, которые со мной не согласятся.

Еще через два месяца (а это уже июнь) выходит первая книга Перемолотова (а сколько их еще там будет?) «Талисман власти», так назвал свою книгу Владимир Перемолотов, повествует о похождениях довольно забавной компании. Тут автор переплюнул всех. Мало того, что вместе путешествуют и борятся за благоденствие Руси два русских и хазарин, так к ним еще добавляется дурачок, случайно получивший знание магии, а посему у путешественников в его лице всегда под рукой зажигалка. Кроме того дурак умеет делать репки, которыми питается, не отягощая таким образом своих друзей в гастрономическом плане. Но и это еще не все! Угодайте-ка, кто пятый и, слава богу, последний участник этой компании? Оживший скелет!

Эта пятерка крушит всех и вся, но и сама терпит поражения, таким образом к концу книги из пятерых друзей остается лишь трое. Скелет развеян, дурак потерян для общества. Ну, да и не жалко. Зато остаются богатыри, которые временами похожи друг на друга, так что уже и не знаешь кто из них кто.

Оставим пока Перемолотова, мы к нему еще вернемся, и вспомним про Янковского. Вторая книга «Знак пути» является прямым продолжением «Голоса булата». «Знак пути» выходит в начале 2000 года, таким образом отмечаем полугодовой перерыв. В серию ничего не выходило.

«Знак пути» написан ровнее, стройнее, нежели «Голос». Наверное именно поэтому многие говорили, что вторая книга Янковского лутше первой. Я долго пытался понять, выспрашивал, наконец добился ответа: «она на Никитина больше похожа». Хороший аргумент. Не будем выяснять что на что похоже. Это не показатель, хотя помнится...

Когда у одного из учеников Римского-Корсакова спросили, почему его музыка так похожа на музыку самого Корсакова, он ответил: «Хорошо, когда музыка похожа на что-то, хуже, когда она не похожа ни на что». Тем не менее самостийность Янковского и не похожесть его на кого-то мне нравилась больше. «Знак пути» начал читаться хорошо, потом автора понесло в сторону от сюжета и я стал подремывать, проснулся в конце, когда героически защищали Русь-матушку и даже одного героя положили. Жалко парня, написано хорошо, я проснулся и чуть не прослезился. Вот только обидно, что большую часть книги читал без особого воодушевления.

И еще, не знаю будет ли автор возвращаться к этой теме и писать продолжение, но оно напрашивается. Книга выглядит незаконченной, хоть Янковский и расписал свой отступ во всех подробностях, и закончил его, доведя до логического конца, но остался начатый еще в первой книге сюжет, который был основным и светит кучей незакрытых вопросов. Где продолжение?

Ну вот. Раз задаю такой вопрос, значит продолжения жду, а раз жду, значит куплю, прочитаю... А была бы книга плохая стал бы это делать? И какой после этого из меня критик?

Злой и жестокий. Вот еще вернусь к Перемолотову... А пока новый автор. Следующая книга вышла в феврале 2000 это был «Оберег» Дмитрия Сорокина.

Главным героем книги стал Руслан Лазоревич, воспетый Пушкиным в небезизвестной поэме. Руслан заполучил навороченный артифакт в виде амулета, а кроме того... Ну, не стану рассказывать, кое-что рассказал еще Пушкин, остальное придумал или перепридумал Сорокин. Получилось у него здорово, читал с удовольствием.

И концовка вполне, вполне. Роман закончен ни хорошо, ни плохо. Повествование подошло к концу, но жизнь то продолжается, а кто сказал, что жизнь не может накидать приключений еще на три-четыре романа? Хотя сомневаюсь, что Сорокин напишет сюда еще что-то. Ну да не буду играть в Касандру.

Возвращаюсь к Перемолотову. Следующий роман, вышедший в серии снова его. Прямое продолжение «Талисмана» называется «Паучья лапка». Книга вышла в марте 2000, снова зачастили.

В отличае от Янковского Перемолотов придерживается выбранной темы и держит сюжетную линию, но язык. Оставляет желать лутшего. Взять хоть фразу типа: «Гляделся он так неопрятно, словно только что вылез из пещеры, а недоумение на лице нес такое, что видно было, что плохо он еще соображает, что тут такое творится, в Большом Мире, но длилось это недолго». Продолжалось это действительно не долго, всего каких-то пятьсот страниц. И это не единичный случай. Кроме того Перемолотов нарушает чисто Русский пейзаж драконами, которых тут никогда не водились. У нас же змеи и прочая дрянь. Зачем нам заморская? Если уж решили славить свое, так нечего размениваться на Артуровских драконов.

Еще один недочет, слабая привязка к серии. Князь и его волхв с медвежьей мордой появляются постольку-поскольку, не ярко и не похоже на тех Владимира и Белояна, что вроде бы сохраняли общие черты на протяжении всей серии. И вот на тебе.

После очередного провала, аж до августа, выходит книга Максима Мелехова «Черная радуга». Книга пронеслась перед глазами быстро, прям-таки молнееносно, и ничего плохого про нее не скажу, но в голове не отложилась, не застряла. Понакручено много, а суть... Пролетела мимо. Хотя может быть это я такой тупой?

Спустя пару месяцев вышла еще одна книга серии. «Последний леший» Василия Купцова. Книга хороша, приятна во всех отношениях, но и здесь покапаюсь и найду какую-нибудь бяку.

Собственно искать с лупой не придется. Этот прием, который на мой взгляд нежелателен, Купцов использовал и в других своих произведениях. Мне кажется, что автор не должен прерывать плавное повествование своим присутствием. И фразы типа: «наши герои...» и «автор может заметить, что...» — не вяжутся с древней Русью. Это что получается? Либо автор присутствовал при всем этом сам, а такого не было. Либо он открытым текстом сообщает, что все написанное сказка. Ну да, и все это знают, но зачем же выдирать читателя из атмосферы этой сказки и напоминать ему, что он всего лишь читатель?

К чести Купцова надо отметить еще одну специфическую особенность книги. Автор первым попробовал излагать языком приближенным к былинному. Правда получается это не всегда, но кто другой осмелился это сделать? Никто, Купцов первый, что уже само по себе заслуживает уважения.

Последней, на сегодняшний день, книгой серии стал третий том Перемолотовской эпопеи. Книга под грозным названием «Внешний враг» является прямым продолжением, а кажется и окончанием первых двух.

Прочитав первые полста страниц, я грешным делом подумал, что автор сильно лучше стал писать. Язык стал глаже, помимо мордобития появились какие-то мысли, наметилась привязка к серии. Однако на долго Перемолотова не хватило и уже к сотой странице все вернулось на круги своя. И стиль захромал, и мысли вылетели, только беготня и осталась. Зато это кажется последний роман на тему, так что фенита ля комедия.

Ну, вот пожалуй и все. При всех моих мелких придирках серия живет, радует и, надеюсь, будет жить. Хотя сейчас трудно что-то загадывать, но романы на тему продолжают писаться. Некоторые из них выложены на сайте Юрия Никитина, можете заглянуть, прочитать и ждать когда появится на бумаге. А то, что уже появилось, можете приобретать в магазинах города.

 

Часть вторая

(для тех, кто это пишет)

Вторая часть моего опуса предназначается молодым авторам, буде кто-то восхочет писать в серию. В «Корчме» (для тех кто не знает это форум Никитинского сайта) постоянно появляется один и тот же вопрос: «Можно ли попробовать написать в «Княжеский пир». Ответ однозначен — МОЖНО. Правда, были случаи, когда Никитин не очень-то радовался, такому вопросу. Помню, один молодой талантливый очень меркантильно подошел к этому вопросу. Долго расписывал, какой он молодец и даже название у него есть для романа «ЧервоННая кровь». Никитин, с присущей ему иронией посоветовал не торопиться и даже дал технический совет:»слово «червонная» пишется с тремя «Н». Но запрещать не запрещал. Да и как мог запретить, когда сам призывал всех пишущих писать для КП.

Посему пишите, кто хотите. Только не расчитывая на доброго дядю, который возьмет роман только потому, что он в серию. Если книга будет паршивой, публиковать ее не станут. А напишите шедевр, и он тут же (ну почти тут же) окажется на прилавках.

Однако, при том, что писать могут все желающие, пишут то они в серию, а это обязывает. Посему были установлены некоторые правила. И если в предисловии к первому изданию «Княжеского пира» Никитин сформулировал их довольно смутно: «Конечно, в интересах дела надо соблюдать ряд правил, общих для всех. К примеру не убивать персонажей взятых из книг коллег (вдруг как раз пишет о них!), не давать им других характеров, и т.д.. Т.е. пользоваться готовым антуражем, как делают авторы, пишущие о дворе короля Артура, пользоваться готовыми героями, что удобно, т.к., у читателя уже сформировались зрительные образы по предыдущим книгам. И, конечно же, простор для создания своих героев, ведь по былинам только за столом Владимира сидело семьдесят „могучесильных“ богатырей, а сколько их пировало за другими столами? Все оговорить невозможно, здесь главное — соблюдать простое правило: не навреди! Не навреди серии, не навреди другому, кто тоже захочет поучавствовать в этой серии».

Но уже в предисловии к «Главному бою» (а в нете и того раньше) правила сформировались, уложились в более стройную систему. Опуская лирику, это выглядит примерно так:

  1. Не навреди другим авторам, не навреди самой серии. (Первая и пожалуй основная заповедь, все остальное частности).

  2. Объем романа должен составлять не менее 110 тысяч слов. (Никитин сказал, значит так и будет, хотя непонятно. А если не 110 тысяч, а 109.999 слов тогда что?)

  3. Исходной точкой повествования является двор князя Владимира до принятия христианства. Двор представлен в былинной традиции — с богатырями и прочими сказочными персонажами. (Без комментариев)

  4. Исходным миром является тот, что описан в романе «Княжеский пир». Это не означает, что действие должно происходить только при дворе, — достаточно завязки или другого соприкасновения. (К сожалению эта заповедь уже балансировала на той тонкой грани, что отделяет соприкасновение от несоприкасновения)

  5. Рекомендовано включение в виде эпизодических лиц героев других романов цикла. Допустимо использование в качестве главных героев эпизодических героев других авторов (только с согласия атора). Недопустимо убивать и калечить чужих героев, унижать их достоинство.

  6. Настоятельно рекомендуется предварительно прочесть книги предыдущих авторов. (Здесь замечу, что не просто рекомендуется, а требуется. Сколько уже было досадных ошибок, а сколько их еще будет! Маленький пример: баба Яга. Этот персонаж встречается практически везде и в каждом романе он не похож на предыдущую и последующую. Почему? Потому, что у каждого автора свое представление о бабуле. А о читателе вы подумали? То высокая, опрятная старушка с прямой спиной, то уродина с горбом и одним глазом, а ты как хочешь, так себе ее и представляй. Я уж молчу, что Сорокин ее попросту убил, нарушив таким образом несколько заповедей разом)

  7. Образы — героические, сюжеты такие же. (А как иначе?)

  8. Правило богов. Сделанное одним писателем другой писатель отменить не вправе. (Опять же полностью согласен)

  9. Так как серия патриотическая, само собой разумеется, что действие романа должно происходить в пределах Киевской Руси (за редким исключением). (Полностью подписываюсь и даже готов бить по рукам тем, кто нарушит эту заповедь)

  10. Роман должен быть готовым к печате, вычищенным и вылизанным. Роман должен быть написан добротно. Роман должен быть написан в серию, а не адоптирован под нее.

  11. Никаких религий кроме язычества! (Вспомните, что серия наша, серия патриотическая!)

  12. Недопустимо использование чужеродных фольклорных элементов. Только нашенское. (СЕРИЯ НАША!!!)

  13. Запрещена откровенная эротика (порнография). Запрещены снижения образов. (И это правильно, кто хочет читать порнуху — пусть купит бульварный роман, а кто хочет писать — пусть его пишет)

  14. Запрещено брать в качестве главных героев основных героев других авторов. А обмен второстепенными героями или заимствование приветствуется. (Для скрепления серии! Но только прежде чем вставлять в свой роман чужого героя, вживитесь в образ, прочувствуйте его, дабы не коверкать. А то опять плохо получится)

  15. Запрещено убивать колечить и как-то менять характеры героев других авторов.

Помимо вышеизложенного я бы рекомендовал полистать и другую литературу: сказки, былины, исторические книжки.

Кроме того не советую брать за главного героя сложных персонажей типа Белояна, Владимира, княжеских воевод и т.п. Пожалуй я бы ввел запрет на использование этих персонажей, но сие не в моей компетенции.

Ну, вот приблизительно и все. Правила написаны для всех, написаны создателем серии, а потому, что бы вы о них не думали, подчиниться придется. На мои комментарии столь пристольного внимания можно и не обращать, но в данном случае я говорю, как читатель. Так кого вам слушать, как не того, для которого пишите?

Со своей стороны замечу, что те нарушения, которые уже были допущены, только портят впечатление от серии. Заметте ОТ СЕРИИ, а не от конкретной книги, а это куда как хуже. Поэтому я настоятельно рекомендую авторам, прежде, чем писать в КП ознакомиться с этими правилами и с романами уже опубликованными. Если какие-то образы уже нарушены, помяты-покорежены, то мой вам совет — берите изначальный, то есть Никитинский вариант.

И последняя заповедь Никитина: если не знаете, сомневаетесь, зашли в тупик — не стесняйтесь, залезте в «Корчму» и спросите. Язык не отвалится, а хуже не станет.

На этом я и закончу. Серия открыта для всех желающих, но желающих писать в серию, а не уходить от нее в сторону и не приписывать ей новые уклады. Со своим уставом в чужой монастырь не ходят. Хотите писать что-то индивидидульное пишите, но только отдельно от КП. Кто знает, может создадите что-то более стоящее, куда захотят написать Никитин, Головачев, Перумов, Фрай с Олдями и Муркок с Кетрин Кертц до кучи. Но только не надо создавать свое на базе «Княжеского пира», ибо он есть, он реально существует, живет и даже процветает.

2009 © Алексей Гравицкий
top.mail.ruРейтинг@Mail.ru